Пакт Молотова – Риббентропа – приговор Британской империи


Продолжаем тему выяснения истинных виновников развязывания Второй мировой войны. Для этого используем аргументацию, подробно изложенную доктором исторических наук Юрием Жуковым и писателем-историком, заместителем директора Института стран СНГ Игорем Шишкиным во время форума «Вторая мировая война: опыт, уроки», состоявшегося 13 сентября в Музее Победы. Они тщательно исследовали все обстоятельства предшествовавшие заключению пакта Молотова – Риббентропа и его реальную роль в истории.

В предыдущем материале мы остановились на констатации фактов, что Великобритания в предчувствии неминуемой катастрофы перед вызовом со стороны США и угрозой распространения советского большевизма с другой стороны, на рубеже 30-х годов прошлого столетия лихорадочно искала пути для спасения своей гегемонии.

Казалось, что ситуация складывается совершенно безвыходная, но видать, не зря нарком иностранных дел Советской России Георгий Чичерин отмечал, что «на берегах Темзы сосредоточилась вся мудрость капиталистического мира». Оказавшись загнанным в угол, английский правящий класс смог найти экстраординарное решение, дающее хоть небольшой, но реальный шанс коренным образом изменить расклад сил на международной арене во имя не только сохранения, но и упрочнения гегемонии Британской империи. Спасением для Великобритании могла стать новая большая война в Европе (но только не мировая война). Само собой, ни о каком гуманизме и речи быть не шло. Ведь о нём не думали в Лондоне и раньше, когда развязывали Крымскую войну, русско-японскую, спровоцировали I мировую войну. Для британской политики война это лишь стандартный инструмент.

Новый, экстраординарный план, заключался в том, что Лондон должен был пойти по пути умножения угроз, а не их уменьшения. Своими собственными руками Англия должна была искусственно сделать сильным еще одного врага – Германию, в равной мере смертельно опасного и для СССР, и для США. По аналогии со встречным палом при лесных и степных пожарах.

Ни география, ни тогдашний уровень техники не позволяли Британской империи столкнуть США и СССР в полномасштабной войне на взаимное уничтожение, заняв крайне выгодную позицию «третьего радующегося». Самостоятельно уничтожить Америку и Советскую Россию Великобритания также не могла. Только включение в борьбу еще одного сильного игрока – Германии, позволяло Лондону радикально изменить ситуацию.

На тот момент времени Германия имела теоретическую возможность уничтожить Советский Союз. Но, не поверженная и разоренная самими британцами по итогам Первой мировой, а многократно усилившаяся в экономическом и военном отношении. Возродить Германию можно было с помощью той же британской политики «умиротворения».

Английский план новой большой войны в Европе сводился к тому, что набравший силу Берлин развяжет войну на Востоке. А когда СССР и Германия перемелют силы друг друга, «победителя» Великобритания добьет руками французов. В результате, «одним выстрелом» убиваются три зайца: Советский Союз уничтожен; в качестве попутного бонуса окончательно добита Германия; а США лишаются возможности оспаривать британскую гегемонию.

Спасением элит «цивилизованного мира» от коммунистической угрозы Империя политически обыгрывает США, доказывая свое право оставаться лидером Запада. В пользу Великобритании изменяется военно-стратегический и экономический баланс сил. Если I мировая война должна была сделать Европу безопасной для Империи, а Россию погрузить в хаос, то планируемая в Лондоне новая война ставила задачу поставить под контроль Великобритании европейскую промышленность и российские ресурсы. После этого отбить у Америки гегемонистские амбиции было бы уже делом техники. Полное торжество Pax Britannika.

Судя по тому, как развивались события того рокового десятилетия, в Берлине догадывались о замыслах Лондона, охотно поддерживая подобную концепцию. Потерпев поражение в I мировой войне, Германия не собиралась избавляться от стремления к мировому господству. Для нее было жизненно важно, как можно дольше иметь Британию партнером, а не врагом. Максимально использовать потенциал Англии для достижения своих целей: благодаря политике «умиротворения» взять под контроль континентальную Европу, уничтожить СССР, а затем совместно с Британской империей сокрушить Америку. Без взаимодействия с Великобританией, без ее флота и бесчисленных колоний достичь этого было невозможно.

Мало кто в Лондоне догадывался, что Берлин оставлял его «на десерт». Комментировать это бессмысленно, таковы нравы западного мира. Если кто-то из английских политиков действительно верил в подобный противоестественный союз, то такие политики как Черчилль, прекрасно понимали, что Германия «заполучив» с английской помощью «полное господство над Европой, сразу после этого… не преминет ограбить и разорить нас самих».

В то же время у Вашингтона, который не собирался оставаться сторонним наблюдателем, имелись свои планы на дальнейшее устройство миропорядка. В 1920-1930-е годы Америка сама активно готовила новую большую войну. Только в отличие от Англии не европейскую, а мировую, которая должна была исправить «недоработки» I мировой. Соединенные Штаты не имели возможности решать собственные социально-экономические проблемы, без устранения конкурентов в Тихоокеанском регионе, без уничтожения СССР и ликвидации Британской империи. Им надо было, чтобы вместо Pax Britannika утвердилась Pax Americana. Кстати именно этим, а не патологической жадностью бизнесменов («капиталисты сами продадут нам веревку, на которой мы их повесим»), объясняется активное участие американских кампаний в индустриализации СССР и развитии военно-промышленного комплекса Третьего рейха.

За замыслами последовали реальные шаги. Первым достижением на пути организации новой большой войны в Европе стал крупный успех британской дипломатии при заключении Локарнских договоров 1925 года. В переводе с дипломатического языка на бытовой, они означали «реабилитацию» побежденной Германии. В качестве обмена требовался «сущий пустяк» – немедленный отказ от курса на сближение с Советской Россией (Рапалльский договор) и гарантии будущего военного похода против СССР.

Установление в Германии нацистского режима не могло привести к пересмотру британских планов. Напротив, появление гитлеровского фашизма было крайне выгодно для стратегических целей Британской империи. Во-первых, при противостоянии нацистской Германии и коммунистического СССР, Лондону можно забыть об извечном для него кошмаре – призраке российско-германского союза. Во-вторых, человеконенавистническая природа гитлеровского режима давала Великобритании естественное объяснение причин грядущей «зачистки» обескровленного Третьего рейха после победы того в войне с СССР. Таким образом, Англия представала в образе спасителя цивилизации не только от большевизма, но и от нацизма. Более эффективного лидера мира трудно себе вообразить.

Виктор Михайлов


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях