К 140-й годовщине со дня рождения И.В.Сталина. Верный хранитель вождя

К 140-й годовщине со дня рождения И.В.Сталина. Верный хранитель вождя


Если спросить, кто такой Николай Власик, вряд ли кто сразу вспомнит – он и в сталинские-то времена не был публичным человеком. А личность эта между тем исключительная, за надежность и верность заслуживающая уважения: 25 лет он провел рядом со Сталиным, оберегая жизнь и быт вождя. А без него вождь прожил – так случилось – менее года. 

Родился Николай Сидорович Власик в мае 1896 года в белорусской деревне Бобыничи Гродненской губернии в бедной крестьянской семье. Рано потерял родителей, на хорошее образование рассчитывать не мог и после трех классов церковноприходской школы поступил на работу: с 13 лет – чернорабочим на стройку, потом каменщиком, затем грузчиком на бумажную фабрику в Екатеринославе. В марте 1915-го был призван в армию, отправлен на фронт, за храбрость отмечен Георгиевским крестом IV степени, после ранения произведен в унтер-офицеры и назначен командиром взвода пехотного полка, который размещался в Москве. Во время Октябрьской революции вместе с вверенным взводом перешел на сторону большевиков, поступил на службу в московскую милицию, а с февраля 1918-го в Красной Армии – помощник командира роты в пехотном полку, участник боев под Царицыным. Тогда же вступает в РКП (б). 

В сентябре 1919 года Власика направляют в органы ВЧК, где он служит в Центральном аппарате под началом самого Ф. Дзержинского. С мая 1926-го – старший уполномоченный Оперативного отделения ОГПУ, а в 1927-м, когда в здание комендатуры на Лубянке была брошена бомба, его отзывают из отпуска и поручают возглавить охрану Особого отдела ВЧК, которому поручено опекать Кремль, членов правительства. Особое внимание предписывалось уделить личной охране И. Сталина, ибо, несмотря на историю покушения на Ленина, охрана первых лиц государства в СССР не отличалась особой тщательностью – Сталина сопровождал лишь один охранник, литовец Юсис. А когда Власик побывал на даче, где обычно Сталин проводил выходной день, то увидел там лишь одного коменданта и не обнаружил даже телефонной связи с Москвой. Не было ни белья, ни посуды, питался вождь бутербродами, прихваченными из Москвы. Власик взялся не только за охрану, но и за обустройство быта, появились и связь, и повариха с уборщицей, и наладил поставки продуктов из ближайшего совхоза. 

Система охраны важных правительственных объектов существовала и до Власика, но он стал разработчиком мер безопасности для первого лица государства во время его поездок по стране, а также официальных мероприятий, международных встреч. Обустроил места отдыха в Подмосковье и на юге. 

Официально его должность неоднократно менялась в связи с реорганизациями и переподчинениями в органах безопасности. С января 1930 года – помощник начальника отделения Оперативного отделения ОГПУ, с середины 1930-х – начальник отделения 1-го отдела (охрана высших должностных лиц) Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, с ноября 1938-го – начальник 1-го отдела там же. 

За все годы, что Власик отвечал за жизнь Сталина, безопасность была гарантирована. Хотя в 1935 году действительно пришлось прикрывать вождя от пуль. Во время прогулки на катере в районе Гагры с берега по катеру был открыт огонь. Но обоим повезло – пули их не задели. Разобравшись, выяснили: это было не покушение, а недоразумение: пограничников не известили о прогулке Сталина на катере, и они приняли катер за нарушителя. Командир, отдавший приказ открыть огонь, был осужден на 5 лет. 

В том же, 1935 году, отвечая не только за безопасность, но и за быт вождя, Власик на исключительную заботу о нем направил сержанта госбезопасности 18-летнюю Валентину Истомину, которая так тепло и душевно до последних дней жизни заботилась о вожде, о его здоровье, Иосиф Виссарионович называл ее не иначе как Валюша. 

С годами Власик превратился для Сталина в незаменимого и особо доверенного человека, на которого после смерти Надежды Аллилуевой он возложил и заботы о детях. Николай Сидорович не был педагогом, но старался как мог, однако если Светлана и приемный сын Артем Сергеев не доставляли особых хлопот, то Василий с детства был неуправляемым. Почему Власик, зная, что Сталин спуску детям не дает, старался по мере возможности смягчать грехи Василия в докладах отцу? Однако с годами «шалости» становились все серьезнее, и роль громоотвода Власику становилось играть все сложнее. Но тем не менее он успешно решал многие бытовые проблемы семьи Сталина. «Основной обязанностью его, – вспоминал А. Сергеев, – было обеспечение безопасности Сталина. Труд этот был нечеловеческим. Всегда ответст­венность головой, всегда жизнь на острие. Это была работа день и ночь, не было 6–8-часового рабочего дня. У него вся жизнь была работа, и он жил около Сталина. Рядом с комнатой Сталина была комната Власика». 

В начале 1930-х годов 35-летний Николай Власик женился на Марии Семеновне (1908–1996), а затем они удочерили родившуюся в 1935 году племянницу Надежду Николаевну Власик-Михайлову, которая потом работала художественным редактором и графиком в издательстве «Наука». Сам Власик тоже увлекался искусством фотографии, ему принадлежит авторство многих уникальных фото вождя и всех членов его семьи, ближайшего окружения. 

Добросовестное служение кремлевского чекиста неоднократно отмечалось званиями и наградами. В 1940 году комиссар госбезопасности 3-го ранга был награжден орденом Ленина. С самого начала войны на плечи Власика легла огромная ответственность. Эвакуация из Москвы правительства, членов дипкорпуса и наркоматов. Необходимо было не только доставить их в Куйбышев, но и разместить, обустроить на новом месте, продумать систему безопасности. Эвакуация тела Ленина из Мавзолея в Сибирь – также задача, которую выполнял Власик. Отвечал он и за безопасность на историческом параде 7 ноября 1941-го. Отвечал он и за обеспечение безопасности на конференциях глав стран – участниц антигитлеровской коалиции. И со своей задачей справился блестяще. За успешное проведение конференции в Тегеране был награжден орденом Ленина. За Крымскую конференцию – орденом Кутузова I степени. За Потсдамскую – еще одним орденом Ленина. В июле 1945 года ему присвоили звание генерал-лейтенанта. 

Однако Потсдамская конференция стала для него в некотором смысле роковой. Она дала повод для обвинений его в «присвоении имущества» иностранного государства. После завершения работы в Потсдаме Власик вывез из Германии некоторые ценности, в том числе лошадь, двух коров и одного быка. Реально дело обстояло так. В 1941 году его родную деревню Бобыничи захватили немцы, дом, в котором жила сестра, сожгли, полдеревни расстреляли, старшую дочь сестры угнали на работы в Германию, корову и лошадь забрали. Сестра с мужем ушли в партизаны. После освобождения Белоруссии они вернулись в родную деревню, от которой мало что осталось... И вот для своей родни телохранитель Сталина и привез скотину из Германии: если, мол, немцы угоняли всё в Германию, то почему нельзя угнать от них? Было ли это злоупотреблением? Если подходить со строгой меркой, то, пожалуй, да, однако, Сталин, когда ему доложили об этом, хорошо зная Власика и его семейные беды, посоветовал дальнейшее расследование прекратить. 

И потому далее, апрель–май 1946 года, Власик – начальник Уп­равления охраны №2 МГБ СССР, декабрь 1946 года – апрель 1952 года – начальник Главного управления охраны МГБ СССР – ведомства с годовым бюджетом в 170 миллионов рублей и многотысячным штатом. В 1947-м он избирается депутатом Московского городского совета, а в 1949-м награждается четвертым орденом Красного Знамени. 

Он не лез в политику, не вел борьбу за власть, но, будучи слишком близко к Сталину, имел, конечно, определенное влияние на отношение вождя к той или иной персоне. Что, естественно, властному Л. Берии не нравилось, Власика стремились «отодвинуть». 
В частности, арестованный в 1948 году комендант «ближней дачи» Федосеев по чьему-то наущению дал клеветнические показания на Власика. Вождь тогда клевету не воспринял всерьез. Однако в 1952 году, когда по решению Политбюро была создана комиссия по проверке деятельности ГУО МГБ СССР, факты всплыли действительно неприятные. Охранники и персонал спецдач, которые неделями пустовали, устраивали там развлечения, расхищали продукты. Нашлись свидетели, которые уверяли, что и сам Власик был не прочь так расслабиться. На основании этих материалов комиссии он в апреле 1952 года был снят с должности и отправлен на Урал, в город Асбест, заместителем начальника Баженовского исправительно-трудового лагеря МВД СССР. 

Почему Сталин вдруг отступился от человека, честно служившего ему 25 лет? Возможно, виной была обострившаяся в последние годы подозрительность. Не исключено, что растрату госсредств на пьяный разгул счел слишком серьезным прегрешением. А скорее всего, сработали интриги, которые роковым образом складывались тогда в окружении вождя. Новым начальником охраны стал полковник Николай Новик. Для бывшего главы сталинской охраны наступили тяжелые времена. 

В начале декабря 1952 года его арестовали в связи с Делом врачей, поставив ему в вину, что заявления Лидии Тимашук, обвинившей профессоров, лечивших первых лиц государства, во вредительстве, оставил без внимания. 

На допросах держался стойко – готов был признать «моральное разложение» и даже растрату средств, но не заговор и шпионаж, и когда после кончины вождя Дело врачей закрыли и всех его фигурантов освободили, Власик выпущен не был. Не принес ему свободы и крах Берии в июне 1953 года. В январе 1955-го Военная коллегия Верховного суда СССР признала Николая Власика виновным в злоупотреблении служебным положением при особо отягчающих обстоятельствах, приговорив по статье 193-17 п. «б» УК РСФСР к 10 годам ссылки, лишению генеральского звания и государственных наград. Всё это и подтверждает, что в его изоляции были весьма заинтересованы «наверху». 

Вернулся в Москву, где у него почти ничего не осталось: имущество конфисковали, отдельную квартиру превратили в коммунальную. Обивал пороги кабинетов, писал руководителям партии и правительства, просил о реабилитации и восстановлении в партии, но получал отказ. Тайком начал надиктовывать мемуары, в которых рассказывал и о том, как относился к Сталину. 

«Народ любил и уважал Сталина, он олицетворял собой страну, которую вел к процветанию и победам, под его руководством было сделано немало хорошего, и народ это видел. Я знал его очень близко... И утверждаю, что он жил только интересами страны, интересами своего народа. И да, я был жестоко обижен Сталиным. За 25 лет безупречной работы, не имея ни одного взыскания, а только одни поощрения и награды, я был исключен из партии и брошен в тюрьму. За мою беспредельную преданность он отдал меня в руки врагов, но никогда, ни одной минуты, в каком бы состоянии я ни находился, каким бы издевательствам ни подвергался, не имел в своей душе зла на Сталина. Он был и остается для меня самым дорогим человеком, и никакая клевета не может поколебать то чувство любви и глубочайшего уважения, которые я всегда питал к этому замечательному человеку. Он олицетворял для меня все светлое и дорогое в моей жизни: партию, Родину и мой народ». 

Николай Сидорович Власик умер 18 июня 1967 года в Москве, похоронен на Новом Донском кладбище. Архив его был изъят и засекречен. 

Близкие Власика неоднократно делали попытки добиться его реабилитации, и только после нескольких отказов 28 июня 2000 года постановлением Президиума Верховного суда России приговор 1955 года был отменен, уголовное дело прекращено «за отсутствием состава преступления», а в октябре 2001 года дочери Власика были возвращены награды, конфискованные по приговору суда. Такой выпала судьба верному, бескорыстному стражу Сталина. Честь ему высокая и признание. 

Геннадий Турецкий


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях