- КПУ - http://www.kpu.ua -

Этот день в истории Страны Советов. 5 августа 1941 года началась героическая оборона Одессы

Опубликовано 05.08.2019

Оборона Одессы советскими войсками, которая началась 5 августа 1941 года и продолжалась 73 дня,– одна из немногих операций Красной Армии начала Великой Отечественной войны, в ходе которой советские войска, уступая в численности противнику, нанесли ему потери более тяжёлые, чем понесли сами.

И хотя в итоге этой операции советские войска покинули обороняемые позиции – но это было сделано по приказу высшего командования по стратегическим соображениям.

Карта обороны Одессы.

К началу августа 1941 года на советско-германском фронте Красная Армия находилась в тяжелейшем положении.

На причерноморском направлении германо-румынские армии начали пробивать оборону Южного фронта на восточном берегу Днестра. Командование 4-й румынской армии принялось за подготовку решительного штурма Одессы.

Ещё 16 июля после взятия противником столицы Молдавской ССР города Кишинёва Гитлер на тайном совещании отметил, что кондукэтор (диктатор, фактический правитель Румынии) генерал Ион Виктор Антонеску желает заполучить Одессу, в чём германские войска должны оказать ему всяческое содействие.

27 июля в письме кондукэтору Гитлер поздравил того с успехами на фронте и высоко оценил стремление сотрудничать с Третьим Рейхом, после чего предложил развернуть наступление от Днестра к Днепру и, включив захваченные территории в состав королевства, реализовать проект "Великой Румынии".

Карта "Великой Румынии".

Идея "Великой Румынии" давно уже прививалась румынскому обществу. В сознание румынского народа активно внедрялся миф о Транснистрии (Заднестровье) - территории между Днестром и Южным Бугом, якобы некогда заселённой румынами и завоёванной впоследствии "русскими варварами".

В работах румынских историков ("Румыны за Днестром", "Транснистрийские румыны", "Давность румынских поселений по ту сторону Днестра") утверждалось, что Транснистрия"три тысячи лет - чисто румынский край". При этом амбиции "великорумын" не ограничивались одной лишь Транснистрией. Уже в разгар войны в бухарестской газете "Курентул" утверждалась необходимость провести границу "великой румынской империи" по Уралу - ни больше и ни меньше.

Разумеется, Гитлер поощрял экспансионистские амбиции Антонеску вовсе не из сочувствия идеям "Великой Румынии".

Поддакивая заявлениям кондукэтора о наступлении румынских войск за Днестр, нацистский фюрер преследовал свои собственные цели, и характер этих целей был не отвлечённым, а сугубо конкретным, лежавшим в области военной стратегии. Румыния являлась для Третьего Рейха не только поставщиком дополнительных многочисленных и неплохо вооружённых войск, но также источником продовольствия и, что самое важное - нефти. Плоештинские нефтепромыслы имели весьма важное значение для военной экономики нацистской Германии.

Советское руководство это достаточно ясно осознавало, а потому с первых дней войны советские бомбардировщики, базировавшиеся на аэродромах Крыма, беспрестанно и регулярно летали бомбить нефтепромыслы в Плоешти. К августу 1941 года самолёты с красными звёздами стали в румынском небе обычными, но от того не менее нежеланными для румын и немцев гостями, Господство Люфтваффе в воздухе, к тому же далеко не полное и не безусловное, не могло способствовать пресечению советских авианалётов на Плоешти. Проблему советских атак с воздуха можно было решить только на земле, лишив СССР Крыма, представлявшего собой непотопляемый авианосец. Кроме того, Крым являлся базой Черноморского флота, и без его захвата у нацистов практически не было шансов взять инициативу на Чёрном море.

Ввиду этого германское командование пересмотрело приоритеты в плане "Барбаросса". А потому в директиве №33 от 23 июля 1941 года в отношении группы войск "Юг" (и фактически подчинявшейся ей германо-румынской группы войск "Генерал Антонеску") говорилось: "Первоочередной задачей основной массы пехотных дивизий является овладение Украиной, Крымом и территорией Российской Федерации до Дона".

Сосредотачивая внимание на юге и особенно на Крыме, Гитлер, конечно, исходил не только из чисто военных соображений. Крым, некогда заселённый племенами готов, виделся нацистской верхушке неотъемлемой частью Третьего Рейха. На совещании 19 июля 1941 года Гитлер абсолютно недвусмысленно заявил: "Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселён немцами". Для полуострова нацистский фюрер уже тогда придумал новое название - "Готенланд". Предполагалось переименовать на германский лад и города полуострова: Севастополь в "Теодорихсхафен" (в честь короля остготов Теодориха Великого, на рубеже V-VI веков завоевавшего Итальянский полуостров и основавшего Остготское королевство со столицей в Равенне), Симферополь в "Готенбург" et cetera.

В связи с изменением планов германское командование придало новую роль румынским войскам. Основная роль в захвате Крыма возлагалась на 11-ю полевую армию Вермахта из состава группы войск "Генерал Антонеску", поддерживать в боях на полуострове должна была румынская 3-я армия. Наступление этих армий на Крым следовало прикрыть с правого фланга, откуда могли нанести удар основные силы советского Южного фронта, и по сути, поставленная перед 4-й румынской армией задача овладеть Одессой и преследовала цель флангового обеспечения наступающих на Крым германо-румынских войск. Для Антонеску же овладение Одессой имело стратегическую цель - этот крупный порт в планах румынского руководства должен был стать столицей Транснистрии.

В этих условиях Советским командованием был разработан план об обороне Одессы в условиях полного окружения. Уже 26 июля нарком ВМФ СССР адмирал Николай Герасимович Кузнецов поставил перед Военным Советом Черноморского флота следующую задачу: "Связаться с сухопутным командованием по вопросу обороны Одессы с использованием кораблей и особенно батарей на суше, детально разработать вопросы взаимодействия. Если по обстановке сухопутных частей не окажется, решать задачу самостоятельно. Кораблям базы поддерживать войска до последнего снаряда <...> В случае окружения Одессы организовать поддержку и питание с моря".

Народный комиссар Военно-морского

флота Союза Советских Социалистических Республик

адмирал Николай Герасимович Кузнецов.

В  Ставке стали рассматривать вариант обороны Одессы силами Приморской армии. Предполагалось удержание города до перехода советских войск в контрнаступление и последующей деблокады. 27 июля командующий Черноморским флотом вице-адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский приказал командующему Одесской военно-морской базой контр-адмиралу Гавриилу Васильевичу Жукову начать сооружение эшелонированной сухопутной обороны базы. Адмирал Кузнецов в телеграмме Военному Совету флота указывал: "Специально предупредите командира Одесской ВМ базы, что он не должен отходить, а драться за базу до конца".

Командующий Черноморским флотом

вице-адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский

В первые дни августа войска Южного фронта начали отход от Днестра - над фронтом Дамокловым мечом довлели германские войска у Первомайска. 4 августа Главнокомандующий войсками Юго-Западного направления (координировавшего действия Южного и Юго-Западного фронтов, а также Черноморского флота) маршал Семён Михайлович Будённый сообщал Ставке: "Обстановка на Южном фронте продолжает развиваться для нас крайне неблагоприятно. <...> противнику удалось нарушить устойчивость 18 армии, части которой отходят на юг <...> над правым флангом и тылом Южного фронта с севера нависает противник на фронте протяжением 110–120 км от Кировограда до Первомайска включительно. Чтобы парировать угрозу охвата и окружения, нужны подвижные резервы, которых нет".

5 августа 1941 года Ставка ВГК приказала Приморской армии оборонять Одессу. В директиве Ставки  значилось: "Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот".

Командующий Приморской армией

генерал-лейтенант Георгий Павлович Софронов.

В состав этой армии (командующий – генерал-лейтенант Софронов) входили:

- 25-я стрелковая дивизия

- 95-я стрелковая дивизия

- 2-я кавалерийская дивизия

- войска Тираспольского укрепрайона (артполк, 9 пулемётных батальонов)

- полк НКВД (из пограничников)

- полк морской пехоты (из матросов Черноморского флота)

- запасный стрелковый полк

- бронепоезд

- бригада ПВО

- 13 строительных батальонов

- 8 батальонов народного ополчения

Кроме того, в Одессе дислоцировался истребительный авиаполк, и в составе военно-морской базы – 10 артиллерийских батарей, авиаполк и полк ПВО.

10 августа 1941 года две стрелковые дивизии, полк НКВД, полк морской пехоты, пулемётные батальоны, запасный полк – занимали линию обороны на подступах к Одессе, примерно в 40 км от города. Кавалерийская дивизия и батальоны ополчения находились во втором эшелоне.

Красноармейцы на марше.

8 августа Одесса была объявлена ​​на осадном положении. 9 августа Одесский обком ЦК КП(б)У и Одесский облисполком опубликовали обращение "К гражданам Одессы". В "Обращении" говорилось: "Наступил момент, когда славные боевые традиции одесского пролетариата должны быть воплощены в новые боевые подвиги <...> Защита родного города — это кровное дело всего населения. Вместе с частями Красной Армии отстоять родную землю, родной город — вот чего ждет и требует от нас Родина. <...> Сейчас необходима величайшая организованность, сплоченность, самоотверженность, готовность идти на любые жертвы. Решительно и беспощадно боритесь с паникерами, дезорганизаторами. <...> Товарищи! Выполняйте все указания военного командования. До последней капли крови бейтесь за свой родной город, за каждый дом, за каждое предприятие! Деритесь за каждую пядь земли своего города! Уничтожайте фашистских людоедов! Будьте стойкими до конца! Одесса была, есть и будет советской. У советского народа, воспитанного партией Ленина, хватит силы, воли, мужества, чтобы защитить свой родной город. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами".

И город откликнулся на призыв. Было сформировано 8 истребительных батальонов, из отрядов ополчения собрался Одесский полк. Общая численность иррегулярных формирований в городе приближалась к 10 тысячам человек. В десять раз больше одесситов работало на строительстве оборонительных рубежей. За время осады более двух десятков одесских предприятий освоили выпуск оборонной продукции, внеся неоценимый вклад в дело защиты города.

Сооружение баррикад на улицах Одессы.

Большую роль в обороне сыграли 411-я и 412-я береговые батареи. Вообще они были предназначены для борьбы с кораблями, но с успехом использовались против целей на суше. С 412-й батареей, расположенной к северу от Чебанки, связан интересный эпизод. Она сильно досаждала румынам, и они отчаянно пытались захватить её в августе. Прибывший накануне в Одессу отряд из 250 донецких шахтёров, вооружённых одними лишь гранатами и лопатами, отбил одну из наиболее опасных атак. Почти все они погибли, и были похоронены где-то рядом. К сожалению, их братская могила до сих пор не найдена (во время оккупации румыны подло уничтожили все знаки над захоронениями советских воинов). Спустя несколько дней, после того как кончились снаряды, а угроза захвата батареи врагом стала ещё больше, она была взорвана, чтобы враги не могли использовать её против города, который находился в прямой видимости батареи. Месяцем позднее в соседней Григорьевке был высажен наш десант. Тогда румыны установили там батарею дальнобойных орудий, которая обстреливала порт и город, мешая эвакуации. В ночь на 22 сентября 1941 г. на побережье десантировался 3-й полк морской пехоты в полном составе, доставленный к месту высадки из Севастополя. Десантная операция была проведена блестяще. Позднее по Одессе провезли трофейные пушки, на которых было написано: «Она стреляла по Одессе. Больше стрелять не будет».

В осаждённом городе не хватало танков. Рабочими завода имени Январского восстания изготавливались самодельные танки НИ-1 — «на испуг».

Они представляли собой обычные трактора, обшитые котловой сталью и оснащённые пулемётом, иногда также мелкокалиберным орудием. Выглядели они нестандартно, и действительно в первое время пугали румын, которые думали, что имеют дело с новейшим танком неизвестной конструкции.

Первая машина вышла из ворот завода 20 августа 1941 г. Боевое крещение самодельные танки получили 1 сентября у местечка Дальник, вместе с настоящим танком возглавив контратаку 25-й Чапаевской дивизии. Увидев громыхающие стальные чудовища, противник поспешил отступить на запасные позиции. Испытание танков-самоделок огнем прошло успешно: ни одной пулевой пробоины! Правда, машины оказались слишком тяжелыми и неуклюжими, развивали скорость не более 7 км/ч, но в те суровые дни с этим пришлось мириться. В результате было принято решение об их серийном производстве. Во второй половине сентября сформировали 210-й армейский танковый батальон под командованием старшего лейтенанта Н. Юдина, который повел первые НИ в первый бой. В батальоне было 35 танков, в основном самодельных. Особенно они отличились в боях под хутором Дальницким. Однажды, уничтожив противника огнем, НИ ворвались в стан врага, взяли на буксир 24 пушки и доставили трофей.

Несколько таких танков сохранилось в Одессе по сей день. Один установлен на постаменте в Срединном сквере на Молдаванке, неподалёку от автовокзала, другой — в вышеупомянутом мемориале обороны на 411-й батарее. А всего под бомбежками и непрекращающимися артобстрелами рабочие-январцы построили 60 танков системы НИ.

Но не только самодельными танками была интересна оборона Одессы. Пожалуй, не менее грозными были... трамваи! На грузовую платформу установили 47-мм морскую пушку. Трамвай с этой пушкой ходил на передний край — в район Пересыпи, Полей орошения и Хаджибейского лимана. Надо сказать, что для тех танков, которыми тогда располагали румыны, эта пушка представляла реальную опасность, поэтому они не могли пробиться в том направлении. А трамвай возил бойцов. Весьма характерно для Одессы: на оборону ехать на трамвае, как на рынок или на работу… Сейчас этот трамвай можно увидеть в музее на бывшей 411-й береговой батарее.

С августа 1941 года совместными усилиями рабочих завода имени Январского восстания и железнодорожников депо Одесса-Товарная и Одесса-Сортировочная  было построено  3 крепости на колесах - бронепоезда, которые принимали участие в оборонительных боях.  Два бронепоезда не успели закончить, и их пришлось, как и первые три, взорвать при эвакуации.

Весь одесский гарнизон, включая и Приморскую армию, и Одесскую ВМБ насчитывал 47 тысяч человек. Орудий в войсках генерала Софронова насчитывалось 375, ещё 35 орудий имели береговые батареи и около 30 - корабли, в 69-м истребительном авиаполку числилось 30 самолётов. Имелись у защитников Одессы и боеготовые танки в количестве 6.

Наступавшая на Одессу 4-я румынская армия числом превосходила защитников Одессы более чем в три раза - к началу осады в ней насчитывалось более 160 тысяч человек.

19 августа, уже во время первых оборонительных боев, директивой Ставки ВГК был утвержден план мероприятий по организации обороны города и сформирован Одесский оборонительный район (ООР) во главе с командиром Одесской военно-морской базы контр-адмиралом Гавриилом Васильевичем Жуковым.

Командующий Одесской военно-морской базой

контр-адмирал Гавриил Васильевич Жуков.

15 августа войска 4-й румынской армии совершили первую попытку наступления на Одессу в направлении Сычавка-Булдинка, но наступление успеха не имел. Через три дня, 18 августа, румынские войска развернули наступление по всему сухопутному фронту и в ходе трехдневных ожесточенных боев, 20 августа вышли в район Карсталь (28 км северо-западнее Одессы)

В дальнейшем, 27 августа румыны продвинулись на рубеж Гильдендорф - Александровка, что позволило ему осуществлять обстрел города и порта корпусной и армейской артиллерией город, порт и подходы к последнему с моря. 12 сентября, получив подкрепление, румынские войска обрушили главный удар на Дальник: выход румын в район между населенными пунктами Гросслибенталь и Клейнлибенталь, а также на западный берег Сухого лимана создал прямую угрозу морским перевозкам в Одессу, увеличил возможности обстрела города.

14 сентября военный совет ООР был вынужден пригласить срочную помощь в связи с нехваткой подкреплений. 17 сентября в Одессу из Новороссийска была переброшена полнокровная кадровая сто пятьдесят седьмая стрелковая дивизия общей численностью 12 600 человек под командованием полковника Дмитрия Томилова. Пополнение из резерва Ставки позволило приступить к подготовке контрудара в Восточном секторе обороны.

22 сентября с целью окружения и уничтожения левофлангового группировки противника в районе Новая Дофиновка - Александровка 157-я и 421-я стрелковые дивизии нанесли контрудар по позициям 13-й и 15-й пехотных дивизий румын с одновременным комбинированным воздушно-морским десантом в ближайший тыл румынских войск в районе села Григоровка. В результате контрудара румыны вынуждены были в конце сентября перейти к обороне на всем фронте под Одессой. Однако ситуация, сложившаяся к этому времени на южном крыле советско-германского фронта, была такова, что дальнейшее содержание Одесской военно-морской базы становилось все менее целесообразным. 

30 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение об эвакуации Одесского оборонительного района, которая и была проведена в период с 1 по 16 октября 1941 года. Во время эвакуации было эвакуировано 86 тыс. военных и 15 тыс. гражданского населения, 1158 автомашин, 462 пушки, 14 танков, 36 бронемашин, 163 трактора, более 25 тыс. тонн различных грузов. Эвакуация войск из Одессы состоялась без потерь и неожиданно для врага. Войска Приморской армии, эвакуированные из Одессы, были направлены на оборону Севастополя.

В целом эвакуация наших войск из Одессы явилась для противника полной неожиданностью. Его воздушная разведка обнаружила уходившие корабли и суда только в 9 часов утра, когда их основная часть проходила в районе Тендры. Во второй половине дня 16 октября около 50 самолетов противника атаковали конвой. Потеряв 17 самолетов, немецкой авиации удалось потопить лишь транспорт "Большевик", который шел концевым в колонне.

Только к исходу 16 октября противник установил, что на фронте нет ни одного советского бойца. Утром 17 октября вражеские части вступили в Одессу. 

Значение обороны Одессы. 73-дневная героическая оборона Одессы сковала до 18 дивизий противника, в ходе неё было выведено из строя свыше 160 тыс. вражеских солдат и офицеров, около 200 самолётов и около 100 танков, что затруднило продвижение правого крыла группы армий «Юг» на Восток.

Потери с нашей стороны: 41 тысяча человек (16 тыс. убитыми и пропавшими, 25 тыс. ранеными),

Оборона Одессы давала возможность Черноморскому флоту кроме боевых действий по защите города на протяжении второй половины 1941 года года контролировать всю акваторию Черного моря, угрожая побережью Румынии и ее нефтяным месторождениям.

Подводя итоги обороны Одессы, газета «Правда» писала:

«Вся советская страна, весь мир с восхищением следили за мужественной борьбой защитников Одессы. Они ушли из города, не запятнав своей чести, сохранив свою боеспособность, готовые к новым боям с фашистскими ордами. И на каком бы фронте ни сражались защитники Одессы — всюду будут они служить примером доблести, мужества, геройства.» 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года года была учреждена медаль "За оборону Одессы".  Ею награждались все участники обороны Одессы  - военнослужащие Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне города в период с 5 августа по 16 октября 1941 года.

Ее принято носить на левой стороне груди, правее медали "За оборону Москвы", если такая имеется.

По материалам открытых источников Влад Мушенко


Материал размещен на КПУ: http://www.kpu.ua

Link: http://www.kpu.ua/ru/93624/etot_den_v_ystoryy_strany_sovetov_5_avgusta_1941_goda_nachalas_geroycheskaja_oborona_odessy

© КПУ
При перепечатке информации ссылка на www.kpu.ua обязательна