"Выборы" и "Укровыборы" – основные отличия


Выборы в Украине традиционно «грязные». Это уже некая особенность наших выборов, а чтобы не повторяться каждый раз, можно просто ввести термин «укровыборы», которые отличаются по своей природе от каких-либо других выборов в европейских странах. Как проходит предвыборная кампания «укровыборов» в регионах, нам рассказал председатель правления Комитета избирателей Украины в Днепропетровской области Станислав Жолудев.

«Сейчас, – сказал Станислав на пресс-конференции посвященной данному вопросу, – мы подытоживаем первый отчет долговременного наблюдения за выборами, поэтому, вероятнее всего, в ближайшие дни мы его уже презентуем. Что мы увидели в преддверии выборов? Во-первых, хочу акцентировать внимание на том, что мы по-прежнему работаем согласно закону, который у нас был в 2014 году. После предыдущих парламентских выборов в 2015 году в него были внесены восемь правок, но принципиально ничего не изменилось. ЦИК и окружные избиркомы функционируют в нормальном режиме. Все 99 окружных избирательных комиссий были сформированы в максимальном количестве. Эффективность их работы пока оценить не можем, потому что сейчас они вошли в наиболее сложный период формирования участковых избирательных комиссий».

Ну а далее председатель правления Комитета избирателей Украины рассказал о так называемых особенностях национального избирательного процесса.

«В этот раз мы снова наблюдаем факт того, что кампания очень манипулятивная и в данный момент, пусть не так масштабно, но повторяются явления, которые мы видели во время выборов президента. Особенно это касается одномандатных мажоритарных округов, где кандидаты делают все, чтобы быть избранными, даже спокойно идут на нарушения действующего законодательства. Кампания еще не настолько «грязная», как в 2015 году на местных выборах, но определенные признаки мы уже видим».

Из самых распространенных нарушений  в Днепропетровской области были отмечены такие, как использование административного ресурса в виде служебного положения, использование бюджетников, подчиненных особ. Ну это, как говорится, классика – то, что происходит все годы независимости не зависимо от масштаба выборов и их охвата: от президентских до выборов депутатов райсовета. Факты нарушения норм и правил ведения агитации, тоже стали нормой.

Эксперт также отметил тот факт, что кандидаты избегают обнародования информации о своей финансовой деятельности. Это тоже «как бы норма» для страны, где любое воровство называется бизнесом. Мы же не говорим вслух, что большая часть кандидатов идет на выборы, чтобы преумножить и защитить либо свой бизнес, либо того, кто их «ведет» в депутаты.

Но украинская «демократия» развивается, поэтому появляются и новые «современные» нарушения. Это, прежде всего, активное использование социальных сетей; размещение в традиционных СМИ большого количества заказных материалов без пометки «агитация». По словам Станислава Жолудева, это можно расценивать как обычную коррупцию, настолько тривиальную, что на нее уже вообще никто никакого внимания не обращает.

А еще – привнесенные «майданом» методы, ставшего обычным для нас, вандализма, когда «активисты» крушат все, что им не нравится: агитпалатки, баннеры, борды, газеты, листовки. С хулиганами их путать нельзя, так как хулиганы несут ответственность за свои дела, а активисты – нет.

А вот еще «свежая» технология, когда кандидаты пытаются «подставлять» оппонентов. В период кампании создаются копии рекламной продукции оппонентов, которые умышленно размещаются без необходимой информации о тираже, исполнителе или содержат якобы опубликованную оппонентом искаженную информацию, которая способна вызвать общественное возмущение или бросает нежелательную тень на него самого.

С этим новым явлением, по словам Станислава Жолудева, уже начали бороться: «В одном из регионов центральная избирательная комиссия уже приняла постановление, в котором фактически оправдывает «пострадавших» кандидатов».

Ну и как вишенка на торт – «Атака клонов». Регистрируются партии, организации, физические лица – клоны лидеров предвыборной гонки для оттягивания у них голосов.

«К сожалению, – подытожил Станислав Жолудев – это никак не регламентируется, и у нас на территории области есть несколько округов, где присутствуют «клонированные» кандидаты и даже политические силы. Это прямое манипулирование сознанием избирателей, которые не знают персонально мажоритарщиков и будут смотреть не на фамилию кандидата, а на то, кто его выдвинул. В таком случае может происходить распыление голосов. Также зафиксированы случаи специального раздвоения фамилий известных кандидатов».

Вот, пожалуй, весь основной набор нарушений, зафиксированный КИУ по состоянию дел в одной только Днепропетровской области. Можно с твердой уверенностью говорить, что в других областях этот набор, делающий «укровыборы» отличными от нормальных выборов, имеет свои нюансы, но в целом мало чем отличается. Мы уже не говорим о «снятии с выборов» левой идеологической оппозиции, что для нашей страны, погрязшей в болоте самообмана и подмены моральных ценностей, уже стало почти что  нормально (как, впрочем, и все то, что было перечислено выше). Плохо, но таковы уж «национальные особенности» укровыборов. В Европе, куда так стремится войти Украина, и куда ее никто и никогда не пустит, таких особенностей нет. Подобное характерно для многих (но далеко не для всех – Авт.) стран Африки. Но туда Украина почему-то «вступать» не хочет, несмотря на схожесть подходов по многим вопросам.

Виталий Свободин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях