- КПУ - http://www.kpu.ua -

Джульетто Кьеза: Баррикада двух миров. Ч.4

Опубликовано 20.06.2019

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Аллен Даллес 

Нацизм и Запад

…Никто, я думаю, не описал это миросозерцание американской элиты лучше, чем это сделал Гор Видал в своем «Золотом веке», когда вложил в уста одного из будущих новых хозяев мира такие рассуждения:

«Настоящим врагом Соединенных Штатов, а в то же время и Бога, потому что они тожественны и неразделимы, был не Гитлер и не нацизм, а Сталин и его неотразимое кредо, изобретенное, чтобы очаровывать безмозглые массы всего мира – коммунизм без Бога, который покончит с деньгами во всем мире».

Думаю, что Видал, который, будучи непосредственным свидетелем, верно описал идеи, распространившиеся в американской элите тех лет, подметил главное: «И чего требует от нас сегодняшний день?» – спрашивает один из тех, кому Америка обязана своим величием. И собеседник ему отвечает – с сарказмом, необходимым, чтобы не улыбнуться самому, но с уверенностью человека, произносящего историческую фразу: «Быть уверенным, что свет свободы от факела той железной дамы сияет от Нью-Йоркского залива до далеких башен Улан-Батора, если там есть башни, в чем я сомневаюсь». Слова, вложенные в уста Генри Адамса: «Видишь ли, в конце концов Европа уже не будет иметь значения, Европа – наше очаровательное прошлое. Тихий океан – наше ближайшее будущее. Потом континенты к северу. Провинция Шаньси в Китае. Манчжурия, Сибирь. Сейчас у нас власть. И у России. А вот это – к сожалению».

Именно: к сожалению, и причину сожаления рано или поздно надо будет устранить. Но необязательно сейчас. «Сдерживание», на которое Джордж Кеннан указывал как на ключевой момент будущей американской политики в отношении Советского Союза, не предполагало само по себе создания военного блока откровенно агрессивного характера, каким стал с первых шагов блок НАТО. Не будем забывать, что Варшавский договор возник почти через пять лет, в ответ на создание НАТО (и не забудем при случае, что после развала Советского Союза, последовавшего за распадом Варшавского договора, блок НАТО продолжает существовать, безмерно расширился и даже стал вооруженной рукой Запада, грозящей всему остальному миру).

Значит, надо искать другие мотивы, которые лучше объяснили бы не только агрессивное искажение политики Запада против СССР, но и нацистскую окраску этого неожиданного искажения, приобретенную сразу же после окончания «карательной оккупации», действовавшей до Потсдамского соглашения. В немногие месяцы совершился переворот, который превратил в «друга» и товарища государство, прежде бывшее злейшим врагом Запада. Среди этих мотивов был один решающий. Влиятельные части английских и американских элит финансировали приход Гитлера к власти и поддерживали отношения большой дружбы и открытой идеологической близости с нацизмом как политическим движением. В этих объятиях с нацистами прямо участвовали не только многие политики из Лондона и Вашингтона, но, как уже было здесь замечено, западные промышленники и банкиры из самых влиятельных. В этом смысле можно с уверенностью утверждать, что Уин­стон Черчилль отлично выражал настроения всех этих людей, когда всякий раз систематически реагировал на каждый шаг Рузвельта к дружественным соглашениям с Советским Союзом.

Черчилль был тем же самым Черчиллем, который с 1918 года провозглашал необходимость «задушить в колыбели» большевистскую угрозу. Советская Россия оставалась, и не только для него, постоянной навязчивой идеей. И теперь он был вынужден, не скрывая своей нетерпимости, вести диалог с Советским Союзом и со Сталиным не только на равных, но и как с собеседником, сыгравшим главную роль в достижении победы и предъявившим свои права на оккупацию огромнейшей части Европы. Но Уин­стон Черчилль был в то же время «последним из могикан» Британской империи. Он чувствовал, что исход Второй мировой войны означает закат имперских амбиций Лондона. Он чувствовал это каждое мгновение в напористости и бестактности новоприбывших из-за океана, по их грубости и высокомерию новых хозяев, с которым они держались. Поэтому он защищал свои воспоминания и свое прошлое – свое и своего круга – людей, с которыми он встречался, к примеру, в залах Райт-клуба в Лондоне, в котором состояло немало членов британского правительства, не только антикоммунистов, но и откровенных антисемитов.

В этой среде систематически оказывали поддержку Гитлеру. Эдуард Восьмой, «король-предатель», который был таким большим другом Гитлера, что стал его информатором. Он вынужден бы отречься от престола именно по этой причине, а не из-за своих «скандальных» отношений с Уоллис Симпсон, как рассказывали тогдашние газетенки. Управляющий Банка Англии Норман Монтегю руководил сверхсекретными операциями, позволившими нацистам присвоить австрийское (во время вторжения в Австрию в 1938 году) и чешское золото. В обоих случаях местом назначения, куда перевезли краденое золото (в случае с чешским золотом речь шла, как утверждают историки, о сорока восьми миллионах долларов), был швейцарский город Базель, а точнее – бронированные хранилища Банка международных расчетов, вскоре ставшего, почти подпольным образом – широкая публика даже не подозревала о его существовании, – главным среди центральных банков Запада.

До того времени Соединенные Штаты еще были – или делали вид, что были, как показывают приведенные здесь цитаты из «Золотого века» Гора Видала, – актерами на вторых ролях, младшими братьями, учениками. В отношениях Рузвельта и Черчилля можно увидеть отражение еще недавно начавшегося упадка одних и возвышения других. Возвышение Третьего рейха поэтому происходило вначале под покровительством Британии, а в это время американские симпатии к нацизму быстро росли, и ненасытная жажда капиталов, которые были уже вложены и которые еще можно было вложить в нацистскую Германию, стимулировала их не менее, чем идеологическая близость с нацизмом и ужас перед советским коммунизмом и плодами, которые пожинала в те годы большевистская система планирования. На обоих берегах Атлантического океана те, кто дальше видел, понимали, что нацизм может стать важным союзником в борьбе против экспансии коммунизма.

Одним из главных заокеанских первооткрывателей нацизма стал Прескотт Буш, отец Джорджа Герберта Уокера Буша и дедушка Джорджа Буша-младшего, двух последних избранных президентов Соединенных Штатов Америки, управлявших страной в общей сложности три президентских срока. Дедушка Прескотт занимал важный административный пост в банке Brown Brothers Harriman, когда правительство США издало Trading with the Enemy Act (Закон о торговле с врагом). Шел октябрь 1942 года, и 20-го числа этого месяца одним из первых последствий этого указа стал секвестр акций Union Banking Group, часть которой составлял Brown Brothers Harriman. Мотивом послужило то, что Прескотт Буш, Гарримен и их немецкие партнеры все вместе служили подставными лицами для нацистов и вместе управляли их делами в Соединенных Штатах.

Одно из самых ярких дел касалось генерала Рейнхарда Гелена, командовавшего русским отделом организации Obercommando der Wermacht (OKW), т.е. главного штаба Гитлера. Гелен был увезен, спасен американскими спецслужбами и в условиях полной секретности доставлен в Соединенные Штаты Америки. Как ясно каждому, вопрос об этой операции был предварительно хорошо обдуман. Речь шла о том, чтобы ключевой виновник ускользнул не только из советских рук, но и из рук союзников. Гелен увез с собой самые важные части секретного архива о Советском Союзе. Условия этого бегства, сложность его организации указывают, что он пользовался покровительством на высшем уровне. В Вашингтоне Рейнхард Гелен вступил в тесные отношения с филонацистом Алленом Даллесом и с его братом Джоном Фостером Даллесом – первый станет главой Central Intelligence Agency, второй – госсекретарем.

И потому именно Гелен создал русский отдел ЦРУ, которое как раз возникало в эти годы, чтобы затем стать самым мощным оперативным орудием Соединенных Штатов Америки. Тогда оно называлось Office of Strategic Services (OSS) – это учреждение было распущено в 1945 году и заменено Central Intelligence Group (CIG), а после принятия National Security Act (Закона о национальной безопасности) 1947 года стало называться ЦРУ. Эти высокие заслуги были признаны и вознаграждены, когда Гелен через несколько лет вернулся в Германию и встал во главе Bundesnachrichtendienst (BND) – спецслужбы ФРГ.

Следы влияния Рейнхарда Гелена и Аллена Даллеса, ставшего тем временем главой ЦРУ, заметны во многих молниеносных карьерах нацистов в НАТО... 

Нацистские старшие офицеры, такие как полковник Хенниг Штрюмпель и полковник Хайнц Коллер-Штраус, под внимательным руководством Соединенных Штатов получили места в союзнических главных штабах и в руководстве спецслужб НАТО. Можно сказать, что все они вместе создавали настоящую сеть контроля над политикой Атлантического альянса, в свою очередь интегрированную в ЦРУ. Эта связь между ними наилучшим образом характеризует и эту сеть, и ЦРУ.

Особенного внимания заслуживает история Эберхарда Тауберта, нациста с 1931 года, одного из самых высокопоставленных чиновников министерства пропаганды Геббельса. Когда война кончилась, ему удалось бежать в Южную Африку, но он вернулся в Германию под защиту Гелена, который позвал и его в спецслужбу BND. Оттуда он перешел в министерство обороны под начало другого бывшего нациста, Франца Йозефа Штрауса, чтобы наконец тоже попасть в НАТО в качестве консультанта отдела психологической войны.

Одним словом, от Геббельса до отдела психологической войны в НАТО и потом, как мы увидим, до проекта Bluebird («Синяя птица») и «маньчжурского кандидата» Аллена Даллеса черная нить тянется к стратегии напряженности в Италии, которая началась 12 декабря 1969 года с теракта на площади Фонтана. Канва была та же. Берлинская стена отбрасывала тень на умы многих, кому показывали, как в платоновской пещере, образы-тени, которые они принимали за анархистов и коммунистов. Красные бригады с похищением Альдо Моро, решение о котором принималось в Вашингтоне, и убийством его охранников стали апогеем convenzio ad excludendum Итальянской коммунистической партии. В сущности, очень похоже на пожар Рейхстага: отлично организованная false flag operation, фирменный знак нацистов. 

 Аллен Даллес и операция «Скрепка»

Не только неизбежно, но и просто обязательно сделать здесь отступление, чтобы пояснить, какую роль сыграл Аллен Даллес в истории, некоторые из основных вех которой мы здесь реконструируем. Придется изложить саму его биографию, чтобы сообщить факты и восстановить логическую цепь, которая их связывает. Даллес был первым «гражданским», ставшим директором ЦРУ (в 1953 году). Но и его жизнеописание до этой даты изобилует событиями. Отступая вспять, мы уже видим его директором OSS в Швейцарии под кодовым именем «Агент 110», под прикрытием должности помощника американского посла. Он оставался там с 1942 по 1945 год. Идеальное место для адвоката, для банкира и для посредника в купле-продаже оружия, каковым он и был предыдущие десять лет.

Но его забывчивость в отношениях с нацистами восходит к более раннему времени – за несколько лет раньше его службы в Швеции. Например, когда 4 января 1933 года Гитлер, попавший в затруднительное положение, был спасен банком Шредера, покровительствуемым группой немецких промышленников, этому помогали и руководили операцией двое американцев – братья Джон Фостер Даллес и Аллен Даллес. Второй из них в 1934 году вошел в административный совет банка Шредера, а первый стал юрисконсультом этого банка. И эффектный оборот дела, достойный шпионского романа: через два года банк Шредера объединяется с банком «Рокфеллер и К». Последний, в свою очередь, поглотил уже упоминавшийся Brown Brothers Harrimen and Rock (почти Rockfeller), где Даллес вел финансовые дела с Прескоттом Бушем.

Многочисленные шпионские операции Аллена Даллеса удавались именно благодаря его широким связям и знакомствам в нацистской среде. Благодаря этим знакомствам ему удалось глубоко изучить спецслужбы Третьего рейха – методы, учреждения и людей. В самом деле, он сыграл главную роль в операции Paperclip – «Скрепка», в ходе которой Соединенные Штаты «импортировали» на свою территорию около 20 000 немецких ученых и членов их семей. Операция получила санкцию Трумэна и строгий гриф «совершенно секретно». Конечно, их нужно было наказать, но, чтобы этого не делать, использовали фиговый листок – разделение на тех, кто «сильно привержен нацизму», тех, кто «немножко меньше». Некоторые из них были слишком важны для государства, чтобы позволить их узнавать, и поэтому американская спецслужба подновила их биографии, снабдила их фальшивыми документами, прикрепив их скрепкой, чтобы в случае нужды можно было их отыскать. И обеспечила их домами, убежищами, мечтами службы, лабораториями в других странах, многие из которых были «почти колониями» Соединенных Штатов.

Значение и важность этой операции были огромны. США убили одним выстрелом многих зайцев. С одной стороны, они приобрели кадры, сыгравшие решающую роль в научных успехах нацистской Германии, избежав риска, что эти кадры попадут в советские руки. С другой стороны, они могли использовать немецких нацистов, принявших американское гражданство, как шпионов для внедрения на советскую территорию. Говорят, что ни Трумэн, ни Эйзенхауэр не были в курсе ни масштабов операции, ни применения ее результатов.

Именно при Аллене Даллесе были изобретены и опробованы утонченно разработанные системы, позволяющие ЦРУ избежать контроля политических институтов Соединенных Штатов. В период его руководства Центральным разведывательным управлением оно стало государством в государстве, часто таким могущественным, что оно могло своими действиями определять политику администрации США и самих президентов. В столкновении, идущем, когда я пишу эти строки, между действующим президентом Дональдом Трампом и тем, что многие комментаторы называют «глубинным государством», легко различить корни этого последнего, крепко вросшие в спецслужбы. И в этом случае безумный страх перед советским коммунизмом принудил многих считать, что все средства хороши, чтобы противостоять КГБ. Включая те, которые могут обернуться против американских граждан, против государственных чиновников, против непокорных журналистов, режиссеров, писателей. И как раз в те годы, которые мы здесь исследуем, были заложены основы почти полной бесконтрольности ЦРУ.

…Кто хочет подробнее изучить, например, события, которые предшествовали 11 сентября – террористическому акту огромных масштабов, расчистившему путь для «бесконечной войны» против терроризма, сопутствовали ему и следовали за ним, найдет все те же оперативные инструменты на полном ходу. Начиная с управления мнимыми террористами (которые вели четыре самолета) как «подходящими иностранцами», которых Соединенные Штаты снабдили въездными визами, а некоторым из них оказывали помощь и гостеприимство, даже когда они находились в тренировочных центрах ЦРУ и армии Соединенных Штатов. Но это уже другой, долгий разговор, выходящий за пределы этой работы. Все это уже широко применялось, когда Аллен Даллес управлял американской политикой со своего поста директора ЦРУ до того дня, как Джон Кеннеди решил его уволить 28 ноября 1961 года.

Конъюнктурной причиной увольнения был провал вторжения в залив Свиней на Кубе, которого хотел и который даже навязывал Аллен Даллес. В действительности Даллесу предъявили тяжелые обвинения круги американской печати, близкие к Джону Кеннеди и его брату Роберту: его обвиняли в финансировании нацистов перед Второй мировой войной; в сотрудничестве с американской мафией, в том, что он приводил к власти режимы определенно проамериканские, но так же определенно не пользующиеся поддержкой народа, диктаторские, коррумпированные. Он ушел после того, как лично испытал эйфорию имперской власти, вознесшей его на самые свои вершины. Среди ста операций, которые «его» ЦРУ успешно осуществило, одной из «лучших» была знаменитая операция «Аякс» – свержение Мохаммеда Мосаддыка в Иране в 1953 году. Одна из главных, как сейчас принято говорить, regime changes – операций по смене режима ХХ века. Место Мосаддыка занял шах Реза Пехлеви, отменивший национализацию Standard Oil Company – компании, которая, между прочим, принадлежала дяде Аллена Даллеса Джону Дэвисону Рокфеллеру.

За этой операцией последовала другая – PBSuccess, государственный переворот 1954 года в Гватемале, когда сместили демократически избранного президента Хакобо Арбенса Гусмана. Но в те славные годы Аллен Даллес действовал изобретательно в полном смысле этого слова. Выучка нацистов дала ему крылья, чтобы летать и в более отдаленные страны. В это время возникал Голливуд, и его образы начинали вторгаться в мир вместе с долларом, поощряя завоевательный дух без пределов. Вероятно, именно в этой атмосфере возник в 1953 году проект MK-Ultra, иначе Bluebird, иначе Project Artichoke. Речь шла о контроле над человеческой психикой, чтобы воспитывать бессознательных убийц и держать их «под гипнозом» даже годами, пока они не понадобятся, чтобы можно было подтолкнуть их к действию какой-нибудь командой, влияющей на подсознание. В ЦРУ думали, что таким образом можно контролировать неудобных иностранных лидеров, приручать их или убивать. И Голливуд, так сказать, не отставал. Кто не слышал о фильме «Маньчжурский кандидат» («Иди и убей!») с Фрэнком Синатрой в главной роли?

 (Продолжение следует)

Джульетто Кьеза,

итальянский журналист, писатель и общественный деятель


Материал размещен на КПУ: http://www.kpu.ua

Link: http://www.kpu.ua/ru/93221/dzhuletto_keza_barrykada_dvuh_myrov_ch4

© КПУ
При перепечатке информации ссылка на www.kpu.ua обязательна