Казахстан. Выборы под флагом декоммунизации


Казахстан движется к президентским выборам. Хотя результаты голосования заранее известны, избирательная кампания играет важную роль в формировании политической и экономической повестки на годы вперёд. Среди её основных пунктов — закрепление капиталистической системы и декоммунизация общества.

Привычка  относиться к выборам как к рутинной процедуре, следующей чёткому сценарию и имеющей предсказуемые итоги, выработалась у граждан Казахстана давно. С начала 2000-х годов, когда в республике перестала существовать более или менее влиятельная оппозиция, избирательные кампании стало трудно отличать одну от другой. Все ресурсы — административные, информационные, финансовые — направлялись на поддержку выдвиженцев от правящего режима. В случае с президентскими выборами это был Нурсултан Назарбаев, а с парламентскими — партия «Нур Отан». Их соперники выполняли роль статистов, подчиняющихся жёстким правилам: не подвергать сомнению курс развития государства и не критиковать фаворитов избирательной гонки. Этот неписаный канон обеспечивал закономерный результат: не менее 90 процентов у действующего президента и не менее 80 процентов — у правящей партии.

События последних месяцев породили у некоторых жителей осторожную надежду, что в эту схему будут внесены коррективы. Напомним, 19 марта Нурсултан Назарбаев выступил с обращением к народу, в котором объявил об уходе в отставку. Президентские полномочия перешли к председателю Сената — верхней палаты парламента — Касым-Жомарту Токаеву. Конституция давала ему право находиться в этом статусе до истечения выборного срока предшественника, то есть до весны следующего года.

Однако тянуть Токаев не стал. 9 апреля пришёл его черёд обратиться к согражданам. Заявив, что обстановка в мире быстро меняется «далеко не в лучшую для нас сторону», Токаев сообщил о проведении досрочных выборов 9 июня. «Мы должны подтвердить преемственность, предсказуемость и стабильность нашей внутренней и внешней политики. Нужно продолжать работу по эффективной, успешной реализации социальных программ и стратегии Елбасы. Сделать это можно только путём прямого волеизъявления народа на выборах», — объявил он. Уточним, что Елбасы, или Лидер нации, — официальный титул ушедшего в отставку Назарбаева, который сохранил за собой как властные полномочия, так и огромные привилегии.

Это далеко не единственное доказательство того, что политическая система Казахстана остаётся незыблемой. 23 апреля партия «Нур Отан» на безальтернативной основе выдвинула Токаева кандидатом в президенты. Выступивший на съезде Назарбаев — именно он остаётся главой партии власти — назвал его «самым достойным» претендентом на высшую государственную должность и добавил, что всецело доверяет своему преемнику.

Помимо Токаева, к участию в выборах допущены ещё несколько человек. Ни «тёмных лошадок», ни неудобных для власти фигур среди них нет. Этому способствовало как отсутствие в стране реальной оппозиции, так и чрезвычайно плотные юридические фильтры. Чтобы быть зарегистрированным в качестве кандидата в президенты, гражданин должен иметь высшее образование и как минимум пятилетний опыт работы на госслужбе или на выборных государственных должностях, свободно владеть казахским языком и не страдать серьёзными заболеваниями. Специальная врачебно-консультативная комиссия подтверждает отсутствие у политика одного из 107 заболеваний, входящих в «чёрный список». Наконец, законодательством страны запрещается самовыдвижение. Правом выдвигать кандидатов обладают лишь официально зарегистрированные партии и республиканские общественные объединения.

В итоге через это «игольное ушко» закона пропущено семь человек: сам Токаев, Дания Еспаева (партия «Ак жол»), Толеутай Рахимбеков (партия «Ауыл»), Жамбыл Ахметбеков (Коммунистическая народная партия Казахстана), а также Амиржан Косанов (объединённое национал-патриотическое движение «Улт тагдыры» — «Судьба нации»), Садыбек Тугел (республиканское движение «Улы дала кырандары» — «Орлы великой степи») и Амангельды Таспихов (Федерация профсоюзов Казахстана). Имена большинства из них рядовым жителям практически неизвестны. Да и агитационная кампания, стартовавшая 11 мая, даёт не много возможностей близко познакомиться с кандидатами: неоспоримая монополия в информационном пространстве принадлежит Касым-Жомарту Токаеву. Аналогичная пропорция наверняка сохранится в день выборов, так что единственной интригой является не тот, кто одержит победу, а тот, кто окажется на втором месте.

По этой причине предвыборные платформы кандидатов не представляют особого интереса. Токаев вполне ожидаемо обещает продолжить политику Назарбаева и провозглашает главным принципом преемственность курса. «…Назарбаев создал сильное, уважаемое во всём мире государство, — говорится в его программе. — Сформировал современную нацию. Построил новую столицу. Мы прошли испытания мировыми кризисами. Это было время исторических преобразований и великих побед. Я обеспечу преемственность испытанного Историей стратегического курса Елбасы». Остальные кандидаты также старательно обходят острые углы. В их платформах фактически отсутствует критика социально-экономической и политической системы Казахстана, а обещания в большинстве своём размыты и не содержат конкретики.

И всё же полностью игнорировать эти манифесты не следует. Пройдя, как и сами кандидаты, через официальные фильтры, они в значительной степени отражают те идеи и ценности, которые власть хочет закрепить в качестве элементов государственной идеологии. Во-первых, это господство рыночной экономики. В платформе Токаева говорится о полноценной защите частной собственности, об усилении работы по привлечению иностранных инвестиций и о моратории на создание новых государственных и национальных компаний, «что сохранит экономическое пространство для частного сектора».

Схожие и даже более радикальные призывы содержатся в программах других кандидатов. «Главное условие благополучия нации — постоянное развитие, сильный частный бизнес, честная конкуренция», — утверждает Дания Еспаева. Что касается Коммунистической народной партии, она воздерживается от требований изменения социально-экономического строя и ограничивается призывами о борьбе с бедностью, введении более справедливого налогообложения и судебном преследовании олигархов. Правда, не живущих в Казахстане, а беглых.

Во-вторых, это так называемая многовекторная политика, предусматривающая балансирование между Россией, Китаем и странами Запада. В платформе Токаева стратегическими партнёрами Казахстана названы, помимо Москвы и Пекина, США, Евросоюз и страны Ближнего Востока. Амиржан Косанов и вовсе считает, что главным вектором политического развития Казахстана должен стать Европейский союз.

Но самым тревожным пунктом предвыборных программ является требование тотальной декоммунизации. С подобными призывами выступают сразу несколько кандидатов. «Полная декоммунизация и десоветизация общественного сознания — такое требование выдвигает Косанов. — Всем гражданам, в особенности подрастающему поколению, привить сакральные идеи Алаш-Орды — основы нашего патриотизма и духовного возрождения». «Алаш-Ордой», отметим, именовалось самопровозглашённое национально-территориальное формирование, созданное противниками Советской власти в годы Гражданской войны. Также Косанов настаивает на принятии нового закона о государственном языке и законодательном определении перечня профессий, для которых обязательно владение казахским языком.

Похожие мотивы содержатся в платформе Еспаевой: «Партия «Ак жол» продолжит работу по деколонизации и декоммунизации общественного сознания, в том числе через восстановление исторической справедливости в наименованиях географических объектов, улиц и населённых пунктов». «Государственный язык наконец должен обрести свой статус во всех сферах. Для тех, кто не знает нашего языка, государственная служба должна быть закрыта!» — в свою очередь требует Садыбек Тугел.

Другими словами, власть не просто продолжает опасные заигрывания с так называемыми национал-патриотическими (а говоря проще, националистическими) силами, но и вводит их идеи в официальный политический лексикон. Что, учитывая опыт других постсоветских государств, является крайне тревожной тенденцией.

Сергей Кожемякин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях