29 января 1918 года  началось Январское вооруженное восстание рабочих и революционных солдат против контрреволюционной Центральной Рады в Киеве (обновлено)

29 января 1918 года началось Январское вооруженное восстание рабочих и революционных солдат против контрреволюционной Центральной Рады в Киеве (обновлено)


Трудящиеся Киева горячо приветствовали решения I Всеукраинского съезда, Советов в Харькове и первые постановления Советского правительства Украины.  На состоявшимся в Киеве  21 декабря 1917 года  (до 15 января 1918 года даты даются по старому стилю)  митинге  рабочие  заводов и  революционные солдаты приняли резолюцию, в которой говорилось: «Выслушав Манифест ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Украины и обсудив создавшееся положение, мы приветствуем новое революционное правительство Украины и высказываем ему нашу готовность оказать полную поддержку в борьбе с контрреволюционной Центральной радой и Генеральным секретариатом.

Да здравствует новая революционная власть Украины в г. Харькове и рабоче-крестьянское правительство Народных Комиссаров! Долой буржуазную контрреволюционную раду, прикрывающуюся национальными лозунгами!» («Пролетарская мысль», 1917, 30 декабря).

В начале января 1918 года Советское правительство Украины горячо приветствовал Киевский Совет рабочих и солдатских депутатов, принявший резолюцию протеста против действий Центральной Рады. «Единственным средством ликвидировать контрреволюционную диктатуру на Украине и спасти дело революции как на Украине, так и в России,— говорилось в резолюции,— является свержение буржуазной Центральной рады и контрреволюционного Генерального секретариата и восстановление на Украине подлинной власти демократии Украины в лице Советов Р. К. и солдатских депутатов» («Вестник УНР», 1918, 18 января).

В декабре 1917 года обстановка на Украине круто изменилась. В этом месяце начался разгром калединских банд, закончившийся освобождением в январе 1918 года Донбасса. Советская власть была установлена в Екатеринославе, Одессе, Херсоне, Николаеве и других городах. Восстание рабочих и солдат против националистической контрреволюции готовили в это время и большевики Киева. В начале января представитель Киевского комитета РСДРП (б) выехал в Харьков и сообщил о подготовке восстания Народному Секретариату.

Советское правительство Украины предложило рабочим не выступать до подхода к городу советских войск.   Одновременно Народный Секретариат отдал приказ начать общее наступление на Киев полка Червонного казачества, красногвардейских отрядов Харькова, Донбасса, а также Петрограда и Москвы, пришедших на помощь украинским трудящимся.

Обстановка в Киеве все более осложнялась. Украинские буржуазные националисты сосредоточили в городе значительные военные силы, стремясь не допустить установления Советской власти. Центральная Рада усилила наступление против революционных организаций, пытаясь спровоцировать киевский пролетариат на преждевременное выступление.

В ночь на 5 января 1918 года  по приказу Генерального секретариата гайдамацкие курени и конная сотня «вольного казачества» при поддержке бронеавтомобилей внезапно напали на заводы «Арсенал», «Ауто», проволочно-гвоздильный, Демиевский снарядный и др. Преодолев оборону немногочисленного отряда арсенальцев, контрреволюционеры разгромили помещение завкома и цеховых комитетов, вывели из строя часть оборудования, вывезли несколько грузовиков с оружием, потребовали от администрации завода вывезти запасы угля. Выполнение этого требования фактически означало закрытие завода. Гайдамаки арестовали группу заводских красногвардейцев. В эту же ночь они совершили нападение на мастерские политехнического института, механический завод, судостроительную верфь, где изъяли оружие красногвардейских отрядов. На следующий день была разгромлена типография и редакция газеты «Пролетарская мысль».

Террор, грабеж и бесчинства гайдамаков вызывали протест и возмущение рабочих и солдат.

28 декабря  1917 года открылась Киевская общегородская конференция РСДРП (б). На ней развернулись острые дебаты по вопросу о сроках восстания против Центральной рады. Незначительным большинством было принято решение начать восстание. Выполняя решение конференции, члены Киевского большевистского комитета направились в различные районы для организации обеспечения поддержки восстания. А. В. Иванов и Я. Б. Гамарник выехали в район Жмеринки, в расположение 2-го гвардейского корпуса VII армии Юго-Западного фронта, чтобы договориться с революционными солдатами о совместном выступлении против Центральной Рады. Представителя комитета направили также в Ставку Верховного главнокомандования к Н. В. Крыленко.

Собравшись на заседание, на которое пришли члены Киевского комитета РСДРП(б), уполномоченный Советского правительства Украины по организации восстания А. Б. Горвиц, большевики «Арсенала» приняли решение о выступлении. 15 января  1918 года этот же вопрос был вынесен на обсуждение Киевского Совета рабочих и солдатских депутатов, которое проходило с участием представителей от профсоюзов и фабзавкомов. Заседание, состоявшееся поздно вечером в помещении коммерческого института на Бибиковском бульваре (ныне бульвар Т. Г. Шевченко), приняло решение поддержать выступление арсенальцев. Для руководства восстанием был избран общегородской ревком, в состав которого вошли А. В. Иванов, Н. Н. Лебедев, И. М. Крейсберг, Я. Б. Гамарник, М. В. Костюк, М. С. Богданов, И. М. Кудрин и др. С целью поддержки восставших решено было объявить в городе всеобщую забастовку. В 12 часов ночи Киевский комитет РСДРП(б) провел совещание всех районных организаторов, на котором решил начать восстание немедленно.

15 (28)января в ответ на новые провокационные действия буржуазно-националистических банд, которые пытались вывезти с территории «Арсенала» уголь, рабочие — участники общегородского митинга приняли решение немедленно начать восстание против Центральной Рады. В тот же день состоялось совещание большевиков «Арсенала» с участием представителей общегородского комитета РСДРП (б) и воинских частей, расположенных на Печерске. На нем обсуждались практические вопросы, связанные с проведением восстания, и решения I Всеукраинского съезда Советов. Для руководства восстанием совещание избрало ревком в составе представителя Народного Секретариата А. Б. Горвица, Н. В. Костюка, Н. Н. Лебедева, И. М. Фиалека и др.

Поздно вечером 15(28) января в помещении коммерческого института состоялось заседание Советов рабочих и солдатских депутатов с участием представителей фабзавкомов и профсоюзов, которое по предложению большевиков приняло решение поддержать выступление арсенальцев всеобщей забастовкой. Решение рабочих «Арсенала» подняться с оружием в руках против Центральной Рады было обсуждено и на экстренном заседании общегородского комитета РСДРП (б) с участием представителей районных партийных организаторов. Заседание приняло постановление поддержать выступление арсенальцев и начать вооруженное восстание рабочих и революционных солдат города за установление Советской власти еще до подхода советских войск. Был создан общегородской Военно-революционный комитет по руководству восстанием, в состав которого вошли Я. Б. Гамарник, А. Б. Горвиц. А. В. Иванов, И. М. Крейсберг, И. Ф. Смирнов и др. В каждый район города назначались партийные организаторы: на Шулявку — В. М. Довнар-Запольский и Д. Ф. Стогний, на Подол — А. А. Сивцов и т. д. М. В. Реуту поручили организацию снабжения повстанцев продовольствием и боеприпасами. Для оперативного руководства восстанием был создан штаб, разместившийся на ул. Васильковской (до недавнего времени - Красноармейская) .

Исполком Киевского Совета рабочих депутатов, советы профсоюзов и фабзавкомов города 15(28) января обратились к рабочим и солдатам с призывом подняться на борьбу против Центральной Рады: «Чаша долготерпения украинского народа переполнилась. Наглеющая с каждым днем контрреволюция, свившая себе прочное гнездо в Киеве под прикрытием Центральной рады, дошла до того предела, когда нельзя уже дальше терпеть этого... Пришла пора и украинскому народу — украинским рабочим, крестьянам и солдатам — свергнуть господство панов и взять всю власть в свои руки, как давно сделали это их русские братья. Настал час, когда и на Украине вся власть должна перейти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Украины».

Группа вооружённых рабочих. Киев, январь 1918 года

Восстание началось в 3 часа ночи 16 (29) января 1918 года выступлением на заводе «Арсенал». К нему присоединились рабочие других предприятий города, часть солдат из Богдановского (командир Кисель) и Шевченковского полков (прапорщик А.Порт), 450 революционно настроенных солдат украинизированного полка имени Сагайдачного (первый курень во главе со штабс-капитаном Мищенко), пулеметчики Волынского полка, солдаты 3 авиапарка и понтонного батальона, красногвардейцы Демиевского снарядного завода, рабочие мастерских Днепровского пароходства.

Утром 16 (29) января представители Киевских советов рабочих и солдатских депутатов вручили Центральной Раде требование восставших передать власть советам. Центральная Рада отклонила их. С вечера в городе возобновились вооруженные столкновения. Главные силы восставших сосредоточивались вокруг «Арсенала» на Печерске, очаги восстания с отдельным руководством возникли также на Шулявке, Демиевке, Подоле. Восставшие заняли железнодорожную станцию «Киев-товарный», мосты через Днепр, Киевскую крепость и несколько складов оружия. Красногвардейцы Подола во главе с Алексеем Сивцовым и Кузьмой Васильковским захватили Старокиевский полицейский участок, достигли Софиевской площади и, продвигаясь вперёд, завязали бой в районе гостиницы «Прага» на Большой Владимирской улице. До Педагогического музея, где размещалась Центральная Рада, оставалось только два квартала. От Политехнического института успешно наступали красногвардейцы Шулявки во главе со Всеволодом Довнар-Запольским. Борьба шла в районе железнодорожных мастерских, где действовали боевки левого эсера машиниста Аркадия Дзедзиевского и большевика Миколы Патлаха, у снарядного завода, где воевала Красная гвардия Демиевки во главе с плотником Василем Боженко. 17 (30) января повстанцами был занят центр Киева, в городе началась всеобщая забастовка, прекратили работу водопровод, электростанция, городской транспорт.

Центральная Рада оказалась неспособной навести порядок в столице. В городе почти не было лояльных ей войск, против восставших воевали лишь отдельные подразделения Богдановского, Полуботкивского, Богунского полков, а также Галицко-Буковинский курень сечевых стрельцов, «Вольные козаки» и даже две польские части: Лыцарский отряд полковника Юлия Руммеля и Партизанский отряд Северина Айзерта, сформированные местными «для защиты имущества польских граждан». Часть войск выступила на стороне большевиков, большинство — держали нейтралитет. В Киеве находилось до 20 тыс. солдат и офицеров старой русской армии, но они оставались сторонними наблюдателями.

Поэтому Центральная Рада предложила восставшим начать переговоры. 19 января (1 февраля) она обратилась к киевлянам с воззванием, заявляя, что контролирует ключевые учреждения города, призывает рабочих прекратить забастовку и обещает решение насущных потребностей рабочих, проведение социально — экономических реформ. 

Тяжёлое положение защитников «Арсенала», отрезанных от других районов города, оставшихся без продовольствия и медикаментов, заставило ревком пойти на переговоры. Воспользовавшись передышкой, гайдамаки перегруппировали свои силы и вновь перешли в наступление на «Арсенал». 19 января (1 февраля) в Киев прибыли Гайдамацкий кош Слободской Украины под командованием Симона Петлюры, который отступал аж от самого Харькова под ударами советских войск, и Гордиенковский полк Северного фронта под началом полковника Всеволода Петрова. 

Захватив тяжёлую артиллерию, расположенную на левом берегу Днепра, националисты открыли огонь по Арсеналу и под прикрытием бронеавтомобилей несколько раз атаковали его защитников. Положение арсенальцев осложнилось после того, как солдаты понтонного батальона, не выдержав напора, сдались, что открыло один из флангов обороны завода. Под натиском превосходящих сил противника со стороны Куренёвки и от гостиницы «Прага» были вынуждены отступить подольские красногвардейцы.

20 января (2 февраля) восстание на улицах Киева было подавлено, держался только его главный оплот — завод «Арсенал».

Стены «Арсенала» со следами пуль и осколков во время штурма 21 января (3 февраля) 1918 года 

Обескровленные пятидневными боями, при полном отсутствии боеприпасов и продовольствия, защитники «Арсенала» не могли удерживать оборону и решили подземными ходами уйти с территории завода. Более 200 человек остались прикрывать их отход. После кровопролитного штурма он был взят войсками Петлюры утром 22 января (4 февраля). Озверевшие от потерь вояки начали расправу над захваченными рабочими. Общегородской штаб восстания принял решение прекратить борьбу. Лишь группа бойцов-железнодорожников, около 100 человек, отказалась сложить оружие и стала отходить в направлении Поста-Волынского навстречу советским войскам, пробивавшимся на помощь киевлянам. На территории Главных железнодорожных мастерских осталась только небольшая группа рабочих. Гайдамаки и там учинили кровавую расправу.

Триумф петлюровцев был очень недолог. В тот же день 4 февраля две группы советских войск, наступавшие со стороны Бахмача и Гребёнки, соединились в районе Дарницы и начали артобстрел Киева. Червонные казаки под командованием Виталия Примакова первыми форсировали Днепр и начали освобождение города со стороны Куренёвки. С ними шли отряды донецких шахтеров Дмитрия Жлобы, моряки-черноморцы Андрея Полупанова, харьковские красногвардейцы. 8 февраля советские войска полностью освободили Киев, остатки Центральной Рады бежали на Волынь. В телеграмме, направленной 10 февраля 1918 года Совету Народных Комиссаров, Народный Секретариат Украинской рабоче-крестьянской республики сообщал: «Советские войска Украинской республики победно водрузили над древним Киевом Красное знамя социалистической революции... Отныне освободившаяся Украина твёрдо вступает в круг федеративных советских республик, в братскую интернациональную семью народов, борющихся за социализм».

Всего в Киеве от рук националистических войск Центральной Рады, а конкретно – Сечевых стрельцов под командованием С. Петлюры и будущего лидера ОУН Е. Коновальца за четыре дня до входа в город частей Красной армии было расстреляно более 1200 рабочих, а за все время подавления восстания было убито более 1800 арсенальцев (гораздо больше, чем погибло в разрекламированных Крутах).

Похороны в братской могиле погибших во время Январского восстания рабочих в Мариинском парке

Братская могила расстрелянных рабочих и революционных солдат  сейчас находится в Мариинском парке Киева рядом с Верховной Радой.

Январское восстание трудящихся Киева, героизм защитников «Арсенала» оттянули на себя значительные силы националистических войск и тем самым способствовал установлению Советской власти на Украине.

29 января 2019 года в 101-ю годовщину начала Январского вооружённого восстания рабочих и революционных солдат против контрреволюционной Центральной Рады в Киеве по инициативе Киевского горкома Компартии Украины представители районных партийных комитетов города и области возложили красные гвоздики к памятнику участникам восстания и к мемориальной плите Андрею Иванову, одному из его организаторов.

*****

Сегодня о героической борьбе трудящихся за Советскую власть в Киеве ничего не услышишь.  На слуху  только  события  под Крутами.  Власть и украинские СМИ постоянно вещают о погибших 300-х студентах у станции «Круты»,  якобы защищающих Центральную Раду.

И это при том, что учёные неоднократно разоблачали эту ложь. Даже националистически настроенные историки вынуждены признать, что число погибших завышено в десять раз, но ложь продолжает литься с телеэкранов, вводя в заблуждение миллионы людей.

Во-первых, почему получилось, что Центральную Раду защищали студенты и гимназисты? Потому, что образование тогда стоило дорого, студенты и гимназисты, как правило, были выходцами из обеспеченных семей. То есть тогдашние богачи защищали свои классовые интересы.

Во-вторых, почему из 150 тысяч солдат находившихся под формальным управлением Центральной Рады большинство отказались её защищать? Ответ очевиден – потому, что она не выражала интересов народа.

В-третьих, почему столь малозначительный бой, получил столь широкий резонанс? Тут ответов несколько – под Крутами погибло несколько родственников влиятельных членов Центральной Рады. И это при том, что верхушка рады позорно сбежала из Киева. Понятно, когда вернулись в обозе немецких войск, надо было устроить, как сейчас принято говорить, пиар-акцию, чтобы отвлечь внимание людей от своего подлого поступка. Грушевский с Петлюрой, как и нынешние их последователи, любили пышные акции.

Несчастным юношам устроили роскошные похороны, правда, хоронили 27 юношей, хотя гробов заказали на 200. Несколько человек похоронены в других местах, но в любом случае цифра погибших завышена на порядок. Возникает вопрос – почему те, кто заказывали эти гробы, сами не знали количества погибших? Специалисты отвечают, что произошло это из-за «очковтирательства» командиров, руководивших так называемым боем под Крутами. Они, после того, как были разбиты, в своих отчётах сильно завысили число погибших, чтоб не указывать, что битвы, по сути, не было. Внезапно обстреляв идущих с песнями красногвардейцев, «герои Крут» быстро ретировались, не выдержав организованной атаки. В донесениях начальству, те, кто руководил боем, завысили число погибших, чтоб не описывать, своего позорного бегства. Мол, был упорный бой, и мы бились до последнего. Не было такого. Большинство защитников Крут отступили, а те, кто погибли, просто заблудились и вышли прямо на красногвардейцев, которые ещё не успели остыть от того, что студенты из засады убили их друзей. Завязалась стычка, причём тех, кто выжил, победители отправили в госпиталь. А, если добавить, что начальство студентов сбежало в поезде, оставив их на поле боя, да ещё в спешке увезло с собой боеприпасы, то становится понятным, что только сильно уязвлённые люди смогут делать праздник из такого постыдного поражения.

В истории украинских националистов нет побед, вот и приходится им выкручиваться, создавая мифологию несуществующих подвигов. Это при том, что сами участники боя приводили его, как образец неумения руководства националистической Украины организовать свои силы. Да и добровольцами защитников Крут можно назвать с очень большой натяжкой. Их, по сути, поставили перед выбором, либо записаться в «добровольцы», либо исключение из студенческого братства.

Другое дело, что те, кто защищал станцию «Круты», помогали националистам в Киеве убивать рабочих «Арсенала», восставших против незаконной, нелегитимной, не пользующейся доверием людей Центральной Рады. Которая, как и все без исключения правительства националистов, умела держаться только на иностранных штыках. Кстати, под Крутами Центральную Раду защищали не столько местные студенты, сколько выходцы из Австро-Венгрии. Пленных австро-венгерской армии, из числа галичан, сражавшихся против русских войск в годы Первой мировой, Грушевский приказал зачислить в высшие учебные заведения. Часть из этих новоявленных студентов и защищала Круты.

Рабочих «Арсенала» тоже расстреливали, в основном, бывшие пленные австро-венгерской армии. Из них были сформированы формирования так называемых «Січових Стрільців», которые и убивали рабочих. Желающие могут об этом прочесть в биографиях Е.Коновальца и А.Мельника, которые были взяты в плен в составе австро-венгерских войск, потом проливали кровь украинских рабочих и закончили тем, что создали ОУН, которая пошла на службу к фашистам. Вот такие они - «герои» националистов. Кстати, один из руководителей боя под Крутами, Аверкий  Гончаренко, тоже пошёл на службу к фашистам, записавшись в дивизию СС «Галичина».

Возвращение защитников Крут в Киев как нельзя лучше показывает, что народ не сочувствовал националистам. Возвращались они через Дарницу, которая была тогда небольшим рабочим посёлком под Киевом. Возвращались, крадучись, так как жители Дарницы поддерживали большевиков. И вот свидетельство участника этого бегства: «Ми знищили свої військові документи і всі зовнішні відзнаки, відкинули зброю і кожен зосібна пішов далі, умовившись попередньо, що будемо удавати демобілізованих вояків російської армії».

Вот так труженики Украины относились тогда к националистам. То есть, защитники станции «Круты» пошли против воли народа Украины. Защитники завода «Арсенал» выражали волю своего народа. Почему же тогда нынешняя власть превозносит студентов под Крутами и уничижает рабочих «Арсенала»? Потому, что она такая же националистическая и антинародная как и  более 100 лет назад.

Посмотрите кадры фильма Александра Довженко "Арсенал" о восстании киевского завода "Арсенал" против Центральной Рады в январе 1918 года – насколько до жути национально «свидомые» участники киевских петлюровских митингов похожи на сегодняшних постоянных тусовщиков на подобных мероприятиях.

По материалам открытых источников


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях